?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Переезд

Данный ЖЖ архивный, обновляется только отчетами и другими материалами с ролевых игр живого действия.

Радио "Роменна"

Во вторник зашла речь о Роменне, к сегодняшнему дню меня догнала Волна. Кладу результаты сюда.

1. В рандоме выпал "Никита Рязанский", и я примерила его на нашего незадачливого мессию и провалилась в это вот. Иная тоска не ржавеет, и вы только посмотрите:

А ночью опять был дождь,
И пожар догорел, нам остался лишь дым;
Но город спасется,
Пока трое из нас
Продолжают говорить с Ним:
Смотри, Господи:
Крепость, и от крепости — страх,
Мы — дети, у Тебя в руках,
Научи нас видеть Тебя
За каждой бедой…
Прими, Господи, этот хлеб и вино;
Смотри — вот мы уходим на дно:
Научи нас дышать под водой…


3. Сидела ревела над этой историей. За два с половиной года ушло все, кроме любви: соленой и горькой, как морская вода. И да. Слова Уринизиль "У Галки никого нет, она идет с нами" — одно из в принципе самых ценных моих воспоминаний из игр.

4. А ещё эти два с половиной года знаю я, что Галке какое-то время потом не только Волна снилась, но и невероятные эти небесного цвета глаза капитана Азрабара. И что? И ничего. Хороший факт.

5. Собрала в итоге плейлист о Роменне. Часть песен, на самом деле, адресные. https://m.vk.com/audio?act=audio_playlist1238057_79641325

Ветер да степь. Отчет

Ночью была на кабинетке по авторскому миру со степью, матриархатом и этим всем. Написала текст, и мне он очень нравится

О, Соловей, возлюбленная дочь Степи! Медью отливают косы твои, мёдом текут сказки твои, голос твой слышен во все пределы, песни твои делают мир таким, как ты его видишь. О Соловей, певчая птица, вешняя заря над степным простором, отчего горьки слёзы твои? Ты ли не уважаема в стане царицы, ты ли не отрада уставшим?

Ты, Соловей, отдала всю себя и ещё немного сперва Дайрэ, а после служению царице и Степи, потому что знаешь, что никто из тех, кого ты полюбила, тебя принять не смог бы. Ты, Соловей, несёшь ношу проводника историй и смыслов, оставаясь всегда вовне, чтобы другие могли идти дальше, и никто не посмеет сказать, что ты не горда своей ношей. Ты, Соловей, исполняешь предначертанное во времена мира, а решаешь за себя и других лишь в бою. Ты, Соловей, любишь многих и никого не жалеешь.

Дочь ничья, ты любишь Дайрэ в своей памяти, потому что царевна легка, прекрасна и яростна, как лунный луч, и весь запас любви, которая возможна к царевне, ушел ей, а для Тай, похожей и не похожей на мать, ничего не осталось. Дочь ничья, ты любишь Сойку и Цмина, и дружба с ними прочнее всего, что есть у тебя, кроме разве что голоса, и ты постараешься дать им понять и принять секрет царицы, потому что лгать выше сил твоих. Дочь ничья, ты любишь Степь и её народ и хранишь её в сердце своём.

Дочь ничья, ты всегда можешь узнать и различить Стрепет, потому что твоя к ней любовь неизменна, как смена времен года. Стрепет запевает то, что ты не в силах ни начать самой, ни отказаться подержать ради неё. Стрепет в ответ на просьбу посидеть и поговорить молча уходит беседовать с царевичем. Стрепет говорит, что если ты не будешь кидать на неё взгляды, подобные тем, от ревнивицы-Ястреб, то она задолжала одному человеку серьёзный разговор. Дочь ничья, этот человек не ты, и Стрепет не считает нужным объясниться с тобой о том, что для неё превратилось в пыль. Но пусть ты узнала в Ночь Богов, что такое ревность, посмотреть на Стрепет со злобой для тебя немыслимо. Ты любишь её слишком давно, и это чувство сильнее любого медведя.

Дочь ничья, ты полюбила Лиса, едва увидев его, поскольку он пламя, заворожившее тебя в твоих снах. Он, а не украденный у него дар. Это видно в наклоне его головы, в присыпанных пеплом глазах, в дымной горечи его речей. И пусть он не верит, но ты знаешь, что он вспыхнет вновь, и его ли прямой волей, его ли малым влиянием, Степь будет гореть, как горело пламя его рассказа, в который он вплел тебя с первых слов, а потом обещал, что этот огонь не обожжет тебя, и ты ему поверила. Дочь ничья, ты пела ему этой ночью, ты без колебаний веришь ему и в него, даже если он сам себе и в себя не верит, а позови он тебя — бросила бы всё, вскочила в седло и пошла бы за ним, ведь так он подарил бы тебе весь мир. Но увы тебе, Соловей. Он не готов подарить тебе даже одно объятие, и потому тебе остаётся лишь верить в него, как ты веришь в свои сны.

Сказительница, плоть от плоти слова, во сне ты видишь горящую степь и знаешь, что это случится. Ты не будешь пытаться предотвратить предначертанное и после этой Ночи Богов мало с кем будешь говорить об этом пламени. Ты, сказительница, знаешь, что Степи суждено погибнуть, чтобы после неё вошла в силу другая Степь, как после Ал'кенеш в силу войдёт Тай, не похожая на цариц былых времен. Ты поняла, что не хочешь пережить свою Степь и предпочла бы сгореть вместе с ней, за пару мгновений до того, как к тебе подошла царица и попросила уехать с Тай, чтобы сохранить осколки Степи. Ты, сказительница, согласилась, потому что не знаешь жалости, и прежде всего, жалости к себе.

Смотри, Соловей, смотри на рассвет после Ночи Богов! Твоя любимая дочь не по крови, но по духу стала защитницей Степи на отведённое ей время, и никто не справится с этим лучше. Твоя воспитанница, плоть от плоти Дайрэ, стала той, кто будет наследовать не царице, но всей Степи. Твой друг пообещал продолжать быть твоей опорой, и он всегда верен слову своему. Ты, Соловей, скоро сама увидишь мир и будешь странствовать, о чем когда-то мечтала. Песни твои распространятся за горизонт, истории твои помогут возродить Степь, имя твоё будут передавать в сказаниях.

О, Соловей, отчего же ты плачешь?

Sep. 23rd, 2018

Сегодня — не об играх,но все равно об историях.

В этой квартире утром воскресенья, когда ночью была гроза, сейчас дождь стучит в окно, а кот перевернул невазу с букетом прямо в рюкзак с чудесной тетрадью с китами (что выяснилось только утром, и тетрадь теперь будет морщить — но раз она с китами, это ничего, что она искупалась), так вот, в это время в этом месте обязательно нужно лежать, грызть семечки и читать хорошие книги.

Что я и делаю. Закончила ещё одну книгу Бакмана, "Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения". Она очень хорошая, и я опять плачу от нежности и понимания, что да, потери срастаются, люди обычно хорошие, и книги этого автора помогают мне говорить о своих историях.

Моя бабушка не была похожа на бабушку Эльсы. Скорее, на Мод и немножко на Бритт-Мари (в вопросах, связанных с цивилизованностью, и мы все в семье такие, я не исключение).

В шесть лет она водила меня на подготовительные курсы в Кривом Роге, не была против моего запойного чтения собраний сочинений Чехова и Твена, выражала любовь через готовку и была очень волшебной бабушкой — правда, не как абстрактная добрая фея, которую я, её подзабыв, себе вообразила перед приездом в шесть лет. Нас с мамой встретила с поезда темноволосая смуглая бабушка, у которой ещё, как назло, один из передних зубов сломался, и она не успела ничего сделать, ведь нужно было встречать дочь со внучкой. Ну, Баба Яга как есть, серьезно. Внучка, к стыду своему, от несовпадения картинок в голове и жизни разревелась, потому что пока не понимала, что Баба Яга и есть самая классная и добрая фея славянских сказок. А потом поняла, и я несу это знание очень близко к сердцу.

В мои двадцать шесть лет она доброжелательно слушала, как у меня дела, рассказывала о своих заботах: доме, огороде, пчелах, собаке Матильде и табуне бродячих кошек, которых она подкармливала, даром что кошек никогда не любила. И всегда на прощание желала мне счастья. Потихонечку сбывается.

Мне грустно понимать, что я на самом деле очень мало знаю о бабушке, и нет игр и писем, которые могли бы мне помочь разобраться. Я с декабря о ней молчала, а сейчас мне невыносимо тяжело использовать прошедшее время. Но у Бакмана в книге есть вот что:

"Альф груст­но взгля­нул на Эльсу:
— По­ни­ма­ешь, люди долж­ны рас­ска­зы­вать свои ис­то­рии дру­гим. Иначе мы за­дох­нем­ся."

Мне это кажется верным. А ещё истории не должны быть документально правдивыми и только о тех, с кем рассказчик особенно близок. И пара эпизодов, как выше, может быть достаточной.

Некропостинга заметки

Сегодня очень вспоминается Эстор, и Гло в твиттере поделилась баечкой оттуда, а я после этого сама не заметила, как накатала целый тред об игре. Перенесу сюда, пожалуй.

На Эстор я впервые вывезла торговую локацию в одно лицо. Потом что на самом деле булки были не очень нужны, по той жаре выручку Каэде сделал лимонад. Ну и кофе для младшего принца и не только. Хотя в итоге большую часть сладостей выкупил глава не-соанцев.
*
Кофе я готовила на горелке. Порционно. В джезве. С пряностями. С тех пор хочу однажды съездить на игру просто варить в лесу кофе и любить тех, кто его пьёт.
*
Каэда любила стихи настолько, что один поэт закрыл у неё кредит, подарив ей рукопись некого годного сонета.
*
Кстати, так вышло, что когда я подбирала имя персонажу, то посчитала, что производная от "кленового листа" — отличный план. И только сейчас оценила иронию.
*
В начале истории она дружила с Орденом. В конце концов настоятель её чуть не убил за то, что она принесла и вылила хотя бы ведро воды в пылающее посольство Соана, но после недолгой игры в гляделки опустил руку с мечом. Хильда про такие моменты сказала как-то, что я играю совесть её персонажей
*
Но вот это "сделать хоть что-то" и общее малое посильное добро — её несомненное кредо. И да, меня пригласили сыграть образ на основе той девушки из "Перста указующего". Вышла не Мессия, конечно, но... Кто-то. В конце игры её спросили (с очень сложным и хорошим, на самом деле, лицом), что она такое, а она и не знала.
*
В игре вообще было что-то от истории Великого Инквизитора, пошедшей собственным путем, да и в принципе она, теперь знаю, была для меня о том, как найти в себе то самое горчичное зерно веры. И у меня есть в итоге два хэдканона о будущем Каэды:
1. Приказ о её сожжении отдаст когда-то уже бывший настоятель, а ныне Великий Магистр, потому что собирать вокруг себя всех одиноких и нищих и проповедовать большую любовь в Эсторе политически невыгодно. Канонизированы будут оба.
2. Её сын, которого на момент игры не было в столице, её превзойдет в делах и силе духа. Кем он будет сочтен, сама не знаю. Но будет.
*
Я назвала хлебную лавку "Зелёная лампа", потому что могла — на радость игрокам Ордена. И в итоге в ней нимношшк собирались эсторские ведьмы, да и покойная мать Каэды не простой лекаркой была, как выяснилось по игре. А вот сама Каэда никаких способностей к этому не имела, у неё другие заморочки.
*
В какой-то момент после того, как Каэде намекнули на то, что на самом деле можно уехать далеко-далеко, над моей головой пролетел вертолёт, и я не смогла выкинуть его из пространства внутренней игры.
*
Кстати, сама она не хотела никуда уезжать. Как можно, когда она на своём месте может хоть что-то делать с начинающимся голодом, да и вообще здесь её жизнь. А вот чтобы её сын узнал что-то большее и вырос добрым, умным и ученым человеком, хотелось очень. И очень вряд ли срослось.
*
Я не написала и вряд ли уже напишу отчёт с той игры, потому что подзабыла почти все факты. Но кажется она наконец-то улеглась в голове, и одущения, конечно, непростые. Но очень хорошие.
На выходных внесла свою лепту в ещё одно падение Гондолина, по которому очень скучала. Действительно, совершенно другой персонаж и другая история, но Город... Город тот. И главное в Городе — те, кто его создали и в нем живут.

Дорогие мастера! Спасибо вам огромное за игру, за предложение сыграть Мэлет и помощь с тем, чтобы прописать её такой, какой она была. Спасибо за её дом и невероятной красы сад. Спасибо за потрясающий финал.

Дорогие игротехи, спасибо огромное за то, что вы делали! Я могу только очень примерно вообразить себе проделанную вами работу, и честное слово. Вы герои.

Тургон, государь и глава семьи, ближе которой у Мэлет в Белерианде не было никого. Спасибо за разговоры, смех и заботу. Твоё "да" в ответ на вопрос "Что, все хорошо?" стоило всего произошедшего, плохого и хорошего.

Идриль, госпожа и подруга моя, спасибо тебе за лёгкость, мудрость, смех и советы. Я иду за тобой без сомнений и буду продолжать все время, которое тебе понадобится.

Килинтэ, Ландыш, спасибо за доверие и понимание, когда я в разговорах с тобой заново училась открывать сердце. И за ноги заштопанные тоже спасибо!

Туор, спасибо за доброту, за песни, за счастье нашего Василька и большое желание понять нас и быть с нами.

Эарендиль, спасибо за пытливый ум, поразительно верные вопросы и то, что ты вплел мои метафоры в свое ламатьявэ. Это очень важно.

Глорфиндель, Золотце, мы виделись редко, но метко. Спасибо за то, что всегда ждал меня из странствий.

Эктелион, спасибо за дружбу, за задание ровно в тот момент, когда мне стало уже тяжело в этих стенах, за радость и утешение.

Эленриль, спасибо за все и прости за непонимание.

Койрэ, спасибо за истории, смех и стойкость. И не было у меня подушки лучше тебя!

Осока, спасибо за угощения и приглашение поучаствовать в шалости с печеньем!

Воронвэ, спасибо за дружбу, смех и песни. С тобой было очень тепло. И пусть, пусть мы ещё увидимся на этом берегу!

Динет, милая, спасибо за рисунок девы и рыси, а также то, что ты всегда находила для меня доброе слово! Ещё свидимся.

Антариэль, спасибо за смех, байки и эти наши совместные сборы на разведку, даром что в разные места!

Росэдэль, спасибо за музыку, песни и сказки. Город в моем представлении всегда звучал как ты.

Дуилин, спасибо за совместные занятия идиотизмом и понимание, что иногда слова совсем не нужны. За тем, что мы не допели, что не узнаешь из книг, я обещаю вернуться.

Лилтанарэ, спасибо за помощь всегда, когда она была мне нужна. О лучшей ученице я и мечтать не могла.

Глинтар, спасибо за вопросы о море, байки и обстоятельность, которая придавала сил и уверенности.

Тауртин, спасибо за песни во время сева, за то, что с тобой сложное действительно казалось довольно простым. И за последний сон, сплетенный в Гондолине, от меня тоже спасибо.

Гондотлим, народ сердца моего! Спасибо вам, что вы были и пели с Городом отведённое нам время. Я не могу перечислить каждого по имени, увы, но все встречи, танцы и мимолетные разговоры сделали Фалмалиндэ Нарвиниэ по прозвищу Мэлет той, кем она была. Я не знаю слов, чтобы выразить всю мою нежность и благодарность, однако вот они в одном спасибо.

Tags:

*** *-- --- -*** --- -** *-

Пой в полный голос, тоску круши —
Пытайся уйти от режима Виши.
Найди себе что-нибудь для души.
Не думай о смерти, глубже дыши.

А впрочем, скажи, зачем уходить?
Здесь сладко спать и так вкусно пить,
Здесь ландыши, маки, лаванда в полях
И место, где захоронен твой прах.

Но мчит паровоз, уводя за собой
Вагоны подальше от жизни земной.
Ты у окна, билет — второй класс.
Что ты скажешь о прошлом сейчас?

Что теперь вспомнишь, какой дашь ответ
На вопросы анкеты? Ты жил или нет?
Ты напишешь письмо? Есть адресат?
Что б еще сделал, вернись ты назад?

Я пишу и курю, скрипит карандаш.
Имя, причина отбытия, стаж,
Гордость, тревога, печаль, лютый стыд.
Не то чтобы многое память хранит.

Но позвольте задать встречный вопрос:
Что была за нужда, чтобы я врос
В эту землю, цветы, воздух и свет,
Чтобы я горевал о том, чего нет?

Я еду в вагоне, глубже дышу,
Вот мой приёмник — один белый шум.
Я пытаюсь найти свою частоту...
Поезд морзянкой поет в пустоту.
Ворох заметок о персонаже, написанных в эти полторы недели. Больше текста — больше жизни, все логично

1. Run fast for your mother run fast for your father
Run for your children for your sisters and brothers
Leave all your love and your longing behind you
Can't carry it with you if you want to survive

Проработка персонажа началась с этой песни и этих строк, которые, как я узнала уже после игры, основаны на словах гораздо более старых:

"и Он, обратившись, сказал им: если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником."

Внутренняя история Агаты — о дороге к Богу. Или, если по Борхесу, о возвращении. В этом контексте эти названия синонимичны.



Read more...Collapse )

Tags:

Apr. 16th, 2018

Я на игру ехала, перечитывая Песнь Песней, а она вся оказалась о 13 главе первого послания к Коринфянам. С другой стороны, как я яхту назвала, так все и вышло. Имя я выбирала, потому что оно чуть созвучно слову "агапэ", оригиналу нашего с прабабкой имени. Да и вне пожизневых фишечек имя такого персонажа, означающее "добрый, хороший" — та еще шуточка.

Агата Яновская в себе любви не имела и знала об этом. Но все равно делала все, что могла. Как умела, так и делала, с какими угодно путаными и местами очень абстрактными интенциями и яростно ненавидя тех, с кем имела дело.

Я, наконец, сформулировала те чувства. Эта их идейность и пылкость может всех убить, а потом еще придут какие-нибудь их красные товарищи, которых примут с распахнутыми объятиями, а это просто будут еще одни пауки, которые, конечно, смогут сожрать бошей, но и точно так же будут разменивать жизни людей, которые просто оказались здесь и сейчас, и их затянуло в паучью борьбу. И от этого ее невероятно трясло.

Потом, когда Проводник сказал, что ей стоит выйти на площадь и посмотреть, что происходит, она увидела маркизаров, требовавших крови недостойных. Но еще она увидела тех, кто остался в живых, и их отказ играть по правилам банки с пауками. И в ее душе наконец-то появилось немножко мира.

Ничего не знаю о том, была ли у нее возможность по-настоящему спастись и хватило ли в рамках мира игры того, чем она все-таки могла делиться. Но мне кажется, что все-таки у ее жизни было немного смысла. Ну, я надеюсь. Я вряд ли смогу оценить это все со стороны.

(поговорите со мной об этом, пожалуйста. мне очень нужно)

"Свободная зона"

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею,
то я - медь звенящая или кимвал звучащий.
1 Кор 13


(имущество Агаты Хелены Яновской, в девичестве Дрозд)

Агате страшно, что того, что она сделала и чем считает возможным гордиться, недостаточно, чтобы кто-то хранил о ней добрую память. В поезде ей очень тяжело далось понимание, что писать письма ей некому, и она тоже не получит ни одного письма, потому что она вполне взаимно никого не любила.

Мало того, она всех ненавидела. Немцев — за то, что они поделили Польшу с красными, красных и прочих левых (что, в сортах дерьма разбираться, что ли?)— за то же самое, конкретно советских — за приклад в зубы и кое-что еще. Евреев — ну, они евреи, да и, вон, польские разгрому польской армии радовались, глупцы.

(набор инструментов)

Ее взяли в плен под Гродно в сентябре 1939 года, и ей удалось соблазнить какого-то дурака из сопровождающих и спрыгнуть с эшелона, который шел на восток, к смерти. Она думала, что если идти на запад, то она попадет в свободные земли, которые не будут искорежены войной. Она знала, что родилась в таком месте — и возможно, если добраться именно до него, получится выправить документы, найти работу и, может, в итоге забрать на запад и свою семью — ну, если от нее к тому моменту что-то останется.

Она шла пешком, игнорируя взрывающуюся болью ногу, она рассказывала жалостливые истории дядькам на попутных телегах, забиралась на товарняки. Были люди, которые ей помогали, были — от которых она еле уносила ноги. Маргиналов среди первых было в разы больше. Один человек подарил ей набор инструментов.

(справка о рассмотрении прошения о паспорте и французском гражданстве)

Что ж, она оказалась в городе и нашла приют у подруги детства (Консуэло, добрая фея детских грёз с солнечной улыбкой, смотрела на мир очень жесткими глазами, но другого выхода не было). Профессия Агаты очень быстро оказалась незаконной, шансы выдрать паспорт у бюрократов стремящимися к нулю, а Шуа — таким же адским котлом, что и позади, пусть он только начинал нагреваться. Пойти бы дальше на запад искать свободные земли, да там Пиренеи. Агате с ее ногой не пройти, не уйти. Она могла только остаться в Шуа.

(вид на жительство и разрешение на работу)

Она провела в этом городе чуть больше четырех лет. Она делала мины для немецких войск на заводе, чинила электрику на территории борделя (серьезно, чем она лучше этих девушек? да и они очень помогли вспомнить, как нужно следить за собой), приглядывала за домом Консуэло, который в конце концов стала даже называть своим, так привыкла.

(250 франков и карточки общим счетом на 800 калорий)

Она отдавала часть заработка (что денег, что карточек), в городской госпиталь. где ей помогли в сороковом году, ничего не потребовав взамен. Отдавала бы и больше, но так был шанс загреметь в госпиталь самой. А сидеть на шее у подруги ей не хотелось. Но самое главное, раз она так делает, то и дома так тоже обязательно должны делать — и возможно, кто-то так спасает Павла или Катажину.

(пакетик с какой-то аптечной косметикой)

Когда она все поняла о подпольщиках-комунистах, стало понятно, что есть и другие, тоже спрашивавшие ее о настройке связи. И если хотя бы большая их часть не договорится, то действия будут... не эффективными. После некоторого времени игры в испорченный телефон пани Агата предложила всем своим "друзьям" собраться на празднование ее дня рождения в доме Маршан и там уже и поговорить. Потом в графе "Друзья" в своей самой последней анкете она укажет Консуэло и Сопротивление — всех тех, кто был тогда в том доме или мог бы быть. Что, впрочем, нелюбви к принадлежности и идеям всех и каждого из них в ней не уменьшило.

Парижский доктор принес два подарка — что-то для девичьей души и синюю лампу, которой не хватало для сборки мины ночного действия. Впрочем, собрать ее в скрутке оказалось невозможно — опыта и для монтажа на плате без трех-четырех проверок не хватало. В ход пошли другие мины. В ход чего? Ах. Завод был в итоге взорван его собственным управляющим.

(розарий из вишневых косточек и молитвенник)

После взрыва Агата ушла в другой квартал. Когда пошли слухи о том, что сейчас будут ловить и казнить всех рабочих, ноги повели ее в монастырь, куда она не успевала добежать аж четыре долгих года. Отец Франсуа согласился принять у нее исповедь, и она призналась в своей гордыне и ненависти. А священник ей сказал, что жизнь есть там, где есть Бог, а в ненависти жизни и Бога нет — а раз Агата жива, то уж точно это не заслуга ненависти. И вот возможно, лично он жив, в то время как его братья были застрелены на улицах Шуа, чтобы иметь возможность ее исповедовать.

Агата согласилась с отцом Франсуа и подумала, что не зря же, наверное, она добралась сюда без возможности отсюда выбраться. Но сделала ли она то, что была должна? Впрочем, времени подумать об этом и поговорить уже не было. Во время исповеди в монастырь пришли немцы. Согласились подождать конца Таинства, в это время обыскали здание. Пока они досматривали документы ("Ооооо, да это же нам попалась Агата!"), она поправила макияж.

Ей не хотелось умирать и нечем было сражаться, поэтому пока отец Франсуа пытался отбиться, она побежала хотя бы в сторону кладбища, где были похоронены три поколения семьи Дрозд. Далеко не ушла. Ранение в живот, в ногу, в руку, еще раз в живот. Всё.

(белый билет с надписью "оплачено")

Когда Агата добралась до станции, двери поезда были уже закрывались. Проводница объяснила, что вагоны переполнены, и нужно ждать следующего рейса. Но Агата заплакала в третий раз... Ой. В первый раз после жизни, потому что ей было страшно оставаться одной. И ей разрешили запрыгнуть в уже двинувшийся состав. А она умеет это делать.

Ну что же. Прочерк в графе "гражданство". Не очень понятно, больше стыда или гордости. Сплошное одиночество — ей некому писать и не от кого получить письмо. Много сожалений из-за этого, которые лучше объясняет тринадцатая глава первого послания Коринфянам, а любви она и правда в последние пять лет жизни не имела.

Впрочем, время ей было дано в кредит — начиная с того безумного прыжка с эшелона и заканчивая безумным прыжком на этот поезд. И уж точно на ее билете написано "оплачено", и кажется, этот поезд точно идет Туда, куда она изначально хотела попасть. Возможно, это место действительно будет к западу от Шуа.

Роменна

Ну что, начинаю архив отчетов. Это текст по мотивам прошлогодней Роменны, и слоупочество того стоило.


Read more...Collapse )

О дне рождения

Через три недели мне исполнится 26 лет. Соответственно, день-в-день, 19 сентября, я буду сидеть в Howard loves craft часов этак с восьми или раньше, и мечтаю это делать в приятной компании. Лучший подарок — это приятная компания, правда-правда! Главное, скажите, что собираетесь прийти, чтобы я смогла понять, сколько места оккупировать.

А если кому-то нужен виш-лист, вот онCollapse )
Под катом почти шесть тысяч слов о жизни в Гаванях, которые мой персонаж посчитал нужными записать. Сегодня не было ночи, сегодня не будет мозга, но кажется, оно того стоит. Не претендую на правильность фактологии, всеобъемлющее повествование и что бы то ни было еще.

Номера в тексте после цитат или переводов строк соответствуют номерам названий песен, откуда они взяты, в конце записи.

Для лучшего понимания некоторых имён и отсылок можно прочитать сперва гондолинские дневники Лаэрвен, а можно не читать. Она все равно в основном Слишком Много Думает об абстрактных вещах


Read more...Collapse )
Я честно решила переехать на другой аккаунт, а в итоге захожу в ЖЖ, только если это нужно для игр, и пожалуй, отчёты мне будет удобнее складировать именно здесь.
***
Неделю назад я съездила на Гавани, продолжив историю Лаэрвен Гондолинской. Отчёт будет, но я тут нечаянно написала стихи-от-персонажа, и с них и начну вести здесь архив, пожалуй.

***
Любой волне назначено две встречи.
Одна — с волной, что будет перед ней,
Другая — с той, что будет после.
А между ними жизнь волны,
Ее недолгий взлет и золотой отлив,
А также шорох, шум и вздох —
Ее работа в общей песни моря.

Волна — вода. Возлюбленная ветра,
Она живёт, покуда ветер с ней.
Она идёт туда, где виден берег,
Ей хочется его поцеловать,
Погладить, намочив песчинки,
И от него сбежать. Ее ждёт встреча,
Вторая в жизни, с новою волной.

Так ты пришел и снова сгинул в море,
Мне дав объятий и жемчужин горсть.
И я живу, звучу, искрюсь и плачу.
И вдох как взлёт, и так легка дорога
К черте последней и волне второй.
Ведь я волна, и я иду бесстрашно
Туда, где мне навстречу выйдешь ты.

Sep. 24th, 2016

Дорогие друзья, а вот ботинки. Мне определенно нужны новые удобные и, блин, влагонепроницаемые ботинки на осень. При этом они должны быть относительно бюджетными и в меру миленькими, юбки я все еще ношу.

Посоветуете?

25

Это был сложный, переходный, во многом переломный год.
В этот раз я не буду долго расписывать его итоги и сравнивать их с тем, к чему я хотела прийти год назад. Что-то не вышло, что-то удалось так, как я и не мечтала.

А на следующий год загадаю-ка я только одно желание-тире-цель.
Пусть 19 сентября 2017 года я буду однозначно счастливым человеком.
Съездила на Роменну, и ради такого стоит воскресить немножко этот аккаунт.

То есть все друзья моего персонажа умерли, а он внезапно нет, и к тому же это была верибельная несказочная версия моего сааамого первого персонажа. Слава Богу, что шесть лет назад все получилось мило и сказочно))

Словами смогу что-то сказать потом, пока что - песнями. В реальности, где кораблей было гораздо, гораздо меньше, чем желающих спастись, эпилог истории Аэрин выглядел бы так (и для меня все еще оно не о романтической любви, а о бытии одной с кем-то крови):




В итоге получилась несколько другая вещь:



Я не знаю, что на самом деле страшнее.
Это ужасно, но на самом деле я все еще не хочу быть ни учителем, ни псевдоайтишником, ни писателем, ни сценарии писать для квестов, ничего этого я не хочу.

Я лет семь уже хочу быть отличным кондитером и работать с шоколадом. И не очень понимаю, как исполнить мое самое старое и заветное собственное желание, а тем временем все дальше ухожу куда-то не туда.

Вру. На самом деле, я просто боюсь. Потому что хотя бы домашние конфеты научиться лепить можно, инструментами и материалами обзаводиться постепенно, много читать по теме и упражняться тоже, равно как и копить на обучение где-то еще. Но я просто ужасно боюсь начать.

Вопрос в студию

Дорогие люди, а у кого какая мультиварка, если есть? Что порекомендуете?

Хочется что-то прекрасное и не слишком большое, мне оно нужно для того, чтобы готовить на пару, но еще я очень люблю супчики и все, что печется (и моя духовка тут оставляет желать лучшего, слишком уж капризна).

Profile

Ирэн
a_weize
Martha Schwarz

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com